Лукашенко о коронавирусе: Люди, возьмитесь за голову и успокойтесь! Не надо беситься от психоза!

Лукашенко о коронавирусе: Люди, возьмитесь за голову и успокойтесь! Не надо беситься от психоза!

Лукашенко выступил перед журналистами в ходе визита в Минскую область:

Мы на пике сезонных зaбoлeвaний, нам надо свалиться с этого пика вниз! Ситуация с зaбoлeвaниями в стране сильно не yхyдшится, потому что мы держим ее под контролем с самого начала, боремся тoчечнo и соблюдаем все меры прeдoстopoжнocти. Ведём контроль и на внешних рубежах, при этом не переходим допустимых грaниц – не применяем драконовских мер. Но это вовсе не означает, что мы не бopeмcя.

Стенограмма выступления белорусского лидера Лукашенко.

Отрывок

Любой политик, а тем более моей должности (я же отвечаю за миллионы людей и не только своих, у нас же соседей немало, жизнь которых так или иначе от нас зависит), должен свои конкретные тактические шаги сверять с той стратегией, которая возможна. Вот ты задал главный фундаментальный вопрос. Вопрос, которым сегодня уже озаботились многие и вот так потихоньку начинают выговаривать: а что будет после пандемии? Что будет после коронавируса? Когда- то я сказал, это прозвучало или нет, людям задал вопрос: скажите, пандемия эта, коронавирус – это рукотворная вещь или нет? Я не знаю пока. Могу подозревать, но не пишу в интернете, не вбрасываю. Я не знаю. Я рабочим задал, там инженерные работники стояли и прочие. Где это у нас было? На «БелГипсе». Второй задаю вопрос: скажите, пожалуйста, эту ситуацию политики и прочие используют в своих целях или нет? А не кажется ли тебе, что сильные мира сего без войны, через этот коронапсихоз, хотят переделить мир? И задаются уже многие вопросом: а что будет после пандемии? И смотрите, почему я настаиваю на том, чтобы работало производство. Почему я так переживаю за то, чтобы люди жили своей жизнью, в какой-то степени политически рискуя? Потому что я представляю, что будет с нами после этой пандемии, если мы остановимся, как многие. Как литовцы, латыши и прочие. Что будет с нами? У России есть нефть, газ, в которых сегодня нуждается весь мир и Китай. В Китае огромная мощная экономика, в Америке – печатный станок.

Два триллиона вбрасывают, еще два на подходе, а мой друг Антониу Гутерриш, искренний человек, предложил 10% ВВП напечатать денег. 10%, ты представляешь? Если 200 трлн ВВП, к примеру, я не помню сколько, мировой ВВП, то 20 трлн они напечатают и вбросят. Инфляция пойдет, это же пустые деньги. Доллар обесценивается и так, постепенно, а тут пойдет вал, пойдет инфляция. Где окажемся мы со своим рублем? Более того, кто получит эти 20 трлн? У кого они останутся? Не получится ли, что богатые станут богаче, а бедные станут беднее? Получится. И, представляешь, нас толкнули к тому, что мы должны остановиться и сидеть, и проесть те скудные запасы, которые у нас есть. Даже в России нельзя сказать, что они огромные, валютные. Это на Россию ничто. За год вот сидя, на год не хватит. Точно так и у нас. И тогда, напечатав 10% ВВП, к нам придут те, кто на ногах, и скажут: «Нате вам понемножку, но вы будете делать то, что мы скажем». Вот так может быть переделен мир. Ну, конспирология. Извини, но я страдаю и мучаюсь этим вопросом. И я смотреть пытаюсь дальше, что будет с белорусами и с нашей, так называемой, независимостью. Не вопрос? Жестокий вопрос. После пандемии мир будет другим. Абсолютно точно и я с этим согласен. Мир будет другим, но второй вопрос – где наше будет место в этом мире? Вот для меня главный вопрос. Не коронапсихоз, не инфопандемия, как ты говоришь, и прочее. Это есть, но это пройдет. Месяц, два и пройдет, но останется вопрос – где мы? Где наше место? И такой вопрос будет для богатых ресурсами Казахстана, Туркменистана, Таджикистана, Армении и Кыргызстана еще больше. Для Украины будет такой же вопрос. И для Науседы, который сегодня пытается поставить под сомнение политику президента Беларуси. Для всех вот возникнет этот вопрос. Боюсь, чтобы нас не переделили без войны.

И коль уже затронули вопрос. Ты уже, наверное, видишь, что и меня, прежде всего, и Беларусь начинают плющить: «Вот они, как-то не так, как все!» Слушайте, если бы было так у всех, как в Беларуси по борьбе с этими вирусными заболеваниями, и там, как у нас, не забывали, что есть и сердечники, есть и онкология, есть травматология, есть просто пневмония (а эта сезонная болезнь очень сильная), наверное, у нас не было бы таких проблем. «Ящик» включил – коронавирус! Утюг включил – коронавирус! Чайник включил – коронавирус! Конечно, мы на это реагируем, но мы не забываем, что вирусов у нас сейчас, как обычно, море. Но во вторник уже будет информация поквартальная (этого года, прошлого, позапрошлого), и я об этом скажу, уже имея цифры на руках. А потом предложу Перцову, Сидорову, Иванову, кто хочет убедиться в этом. Пойдите, куда вы хотите. В инфекционную больницу идите? Идите убедитесь! Туда сходите, убедитесь, а легче сегодня сидеть на удаленке и плявузгаць в этом интернете. Туда же, в эту мусорку, что угодно можно сбросить. Человек если умирает просто от пневмонии, они мне докладывают по каждому. Вот у нас их четверо. Всего, к счастью, четверо умерших от пневмонии, где осложнения дал коронавирус. Любой вирус осложнит хроническое заболевание. Ну и что гвалтом кричать? Что из этого получилось? Или мы там что-то прячем. Во-первых, смерть человека никогда не спрячешь, никогда! Потому что каждый родственник, наследник, он же в ЗАГСе получает справку о смерти. Там никак не спрячешь, и вот я сейчас беру данные за первый квартал этого года и первый квартал тех лет. Я хочу сравнить и показать вам, журналистам, посмотрите. Вот количество смертей, вот сердечники, вот онкология, травматология, вот пневмония общая, а вот коронавирус. Так давайте мы будем в целом считать! За 2 месяца у нас отрицательная была динамика январь-февраль к уровню прошлого года. Так это хорошо или плохо? При такой пандемии, как они говорят, у нас уменьшение смертей! Я не говорю там заразились, заболели и прочее. Я говорю о людях, которые ушли в мир иной. Тут не припишешь.

Поэтому вот начинают гвалтом кричать, тут, мол, в Беларуси чего-то скрывают, и они не работают по вирусу. Как ВОЗовцы вот, Кочанова по моему поручению вчера разговаривала, они нам рекомендуют. Я говорю: ты у них спроси, что они нам рекомендуют. Первое – бороться очагово, то есть точечно, что я говорил. Выявили человека, изолируем, и с кем имел контакты. В Минске мы изолировали 360 человек. Всех их взяли и разместили в инфекционке. Слава богу, что из всех 360, там один или два остались на лечение, а всех мы отправили, у них отрицательный был тест. То есть мы если видим очаг, мы бросаемся на него и начинаем людей лечить, кто был вокруг, и главное, этого человека. Никто так в мире не работает. Они идут фронтом. Вот в Италии возьмите или тоже в Москве похожее. Или в Ухане было. Они окружили город, не въехать, не выехать, и всех в дома заперли. Ну, я же их не критикую, я ж не знаю, как у них там. Но представь, мы Минск сегодня изолировали и всех загнали по квартирам. Как отреагируют наши белорусы? А потом, ты уверен, что у тебя нет сейчас коронавируса? Не уверен. И я не уверен. И представь, я тебя сейчас с твоей семьей запер в квартиру. А ты не знаешь, ты болен или нет. А если ты, у тебя иммунная система сильная, ты переносишь сейчас, перехаживаешь. У нас миллионы людей, я уверен, уже переболели этими вирусами, и в том числе коронавирусом. И вот я тебя в квартиру запер, не выйти, не пройти. Главное, что пропуск надо выписать, чтобы выйти и куда-то сходить. Это ж до безумия дошли! В войну такого не было, со смертью когда люди сталкивались. Я тебя туда запираю, и у тебя на завтра что происходит? Ты всех заразил. А если бы я тебя не запер туда, ты бы на ногах перенес это коронавирус. Что, невозможен такой сценарий?

Я это знаю, что это возможно. И пусть хоть один врач скажет, что я не прав. Вот я два миллиона человек посадил на карантин в Минске, это не проблема, мы за сутки нейтрализуем город, это абсолютно не вопрос. Но во что это обойдется, и сколько будет тогда смертей? Мы ж уже потом, кто, какая скорая помощь справится, мы будем только выхватывать с квартир людей, которые уже будут тяжелые, и сразу на искусственную вентиляцию легких. И что, и мы спасем этих людей? Конечно, нет. Поэтому не надо дурью заниматься там, где не надо. Нас же всегда учили – надо чтобы проветренное помещение было; надо, чтобы на свежем воздухе и прочее. Надо у костра посидеть погреться, подышать этим дымом, гарью и прочее. Ну, бороться надо. Вчера очень умный один россиянин, я послушал, говорит, надо физически бороться с ним. Я думаю, как же физически? Надо себя обезопасить, надо и спортом заниматься, надо и на свежем воздухе быть, и надо легким помочь. Мы говорит, на диетах все сидели, жирной пищи все боялись, и я в том числе ограничивал себя. А сливочное масло надо сейчас есть. Оказывается, жиры помогают легким бороться с вирусами. Ну, наверное, специалист, ученый говорит, наверное, не дурак. И он прав! Вот я из опыта его в этом поддерживаю. Я слежу за своим состоянием здоровья в том плане, что хуже мне стало, лучше мне стало, и так далее. Я не меняю стиль жизни абсолютно, я и на тренировках, и физических нагрузок я добавил. Но сейчас понял, что не надо, наверное, в этой ситуации, когда этот мы проходим пик вирусных заболеваний, грузить физически организм – это все равно по иммунке бьет.